Беги, Лёля, беги!

Автор

Проспала!!!

Вскочила утром с уже четким пониманием того, что опаздываю… Сразу же сработала логическая цепочка: опаздывать – плохо - и я в этом виновата. То есть чувство вины с самого утра крепко засело у меня в ослабленном предвесенним авитаминозом организме.

У кровати ребёнка остановилась, только на одну секундочку, но этого вполне хватило, чтобы впустить в себя очередной приступ вины – маленькая Кудряшка так сладко сопела под тёплым одеяльцем, что между понятиями  «разбудить её» и «совершить преступление века» можно было ставить знак равенства. Потом я была виновата в том, что долго копаюсь в сумочке, пытаясь найти ключи, чтобы, наконец, выйти из дома.

Подходя к машине, снова почувствовала этот щемяще-горьковатый вкус вины – уже две недели обещаю машинке помыть её, но как всегда не хватает времени. Извинилась перед машинкой – и в путь.

В школу снова опоздали – опустив голову перед учителем, признала свою вину, чмокнула ребёнка и – бегом на работу.

По пути на работу мне было стыдно 4 раза – пыталась перестроиться в левый ряд, ехала с дозволенной скоростью, пропустила вперед машину с буквой «У», за что меня мужчины с рулём обозвали курицей, дурой и очень распространенным  нецензурным словом.

На работе понимание аксиомы «ты начальник, я – дурак»  достигло нечеловеческих размеров, вследствие чего в конце рабочего дня мне стало стыдно за то, что я вообще пришла на работу. Подавляя в себе чувство вины за то, что ухожу с работы ровно в 18.00, пустилась в путь домой, во время которого поймала чувство вины ещё раз 5. Причём в голову пришла абсолютно трезвая мысль о том, что я, наверное, всё-таки извращенка, так как признаки приближающегося чувства вины я уже начала отождествлять с ощущением приближающегося оргазма…

Ощущая свою вину в том, что дома нет полноценного ужина, забежала в магазин и купила сосиски.

Забрала ребёнка от бабушки, выслушав вдогонку обвинение в том, что ребёнок не старается на уроках, пишет неаккуратно и вообще много балуется.

Дома, накормив семью рисом из пакетика и сосисками, дала себе обещание наладить здоровое рациональное питание.

Чуть не заплакала, отказав ребёнку поиграть, а мужу в сексе (что в принципе тождественно), по причине того, что от усталости уже плохо соображала и двигалась.

Уже готовясь воссоединиться с теплой кроватью и мягким одеялом, заплакала. Заплакала так сладко и громко, что сразу стало легче. Вытерев слёзы, буквально накричала на себя: «Беги Лёля, беги! Если ты сейчас не убежишь от этого  всеобъемлющего и пустого чувства вины, оно сожрёт тебя и не подавится…»

Засыпала в полном блаженстве – дала себе слово, что завтра всё будет не так.

А на следующее утро я снова проспала…

Read 291 times